15 мая президент РФ Владимир Путин за рулем «КАМАЗа» открыл проезд по Крымскому мосту, а на минувшей неделе комиссия ФИФА приступила к работе в «Лужниках» - главном стадионе чемпионата мира по футболу-2018.
А какую "стройку века" Владимира Путина ВЫ считаете самой успешной и полезной для России?
Проголосовало в финале: 77 С понедельника: 3643
Гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал»
Крымский мост
Лучше бы мой дом сначала отремонтировали
Место 4
Космодром «Восточный»
Место 5
Олимпиада-2014 в Сочи
Место 6
Ренновация жилья
Место 7
Газопровод «Сила Сибири»
Место 8
Восстановление Грозного
Место 9
Расширение Мосметро
Место 10
Чемпионат мира по футболу-2018
Из жизни писателя Макса ЛЕБЕДЕВА

Кто-то не верит в наш разворот на Восток? Да эпоха «Сталин – Мао» была величайшей дружбой русского и китайца

«Сталин и Мао – дружба навек». Сейчас мы уже этого не знаем, наши отцы не помнят, а дедам не велено было вспоминать, но 70 лет назад такие надписи встречались в СССР едва ли не чаще, чем «Слава КПСС». Потом мы поссорились с Китаем, и повернулись к нему лишь тогда, когда Советский Союз развалился.

А ведь все это время Китай Россию не забывал. Он спокойно ждал, как умеют ждать лишь китайцы, воспитанные на философии Конфуция. И дождался – мы вернулись.

… Китай встретил нас задолго до своих берегов армадой рыбацких джонок. Их было так много, что под ними не было видно воды. Береговую черту можно было увидеть только в сильную оптику, но казалось, до берега можно дойти, не замочив ног – просто перепрыгивая из одной джонки в другую. Впереди был берег, и была военно-морская база Циндао, куда российские военные корабли шли с официальным визитом. Первым за последние 40 лет.

Циндао считался небольшим городком, точнее даже не городком, а поселком городского типа при военно-морской базе – всего-то семь миллионов жителей. На дворе стоял 1993 год, ни о каком китайском экономическом чуде еще и речь не шла.

Два российских боевых корабля Тихоокеанского флота, оба новенькие, «из магазина» - большой противолодочный корабль «Адмирал Пантелеев» и эсминец «Быстрый», - зашли в закрытую от всех ветров бухту Циндао, и тут их экипажам пришлось испытать первое потрясение: они увидели своих.

Это были китайские военные корабли, но в то же время это были советские корабли. Первые океанские эсминцы и противолодочные корабли, построенные в конце 40-х – начале 50-х годов, наши «поющие фрегаты», которые давно были списаны и распилены у нас, но до сих пор находились в безупречном состоянии у китайцев.

Многие офицеры из штаба эскадры и Тихоокеанского флота пустили слезу: в 70-е годы они начинали службу лейтенантами именно на таких кораблях. Подойдя поближе, рассмотрели внимательней: а корабли-то не простые. Было понятно, что они прошли несколько капремонтов и глубокую модернизацию. Теперь на них были видны контейнеры с французскими противокорабельными ракетами «Экзосет». На некоторых эсминцах была еще наша артиллерия, а на других стояли итальянские пушки «Ото Мелара» («Дерьмо! – смачно сплюнул флагманский артиллерист эскадры. – против наших не тянут, и стволы после десятка выстрелов перегреваются»). Но все равно это были наши, родные.

Российские корабли тихонько проползли в следующий «карман» бухты, и челюсти отвалились: он был набит подводным лодками, стоявшими в пять-шесть рядов, и это тоже были наши лодки – времен Великой отечественной. Заслуженные «Малютки», «Щуки» и «Катюши», наверняка еще воевавшие с японцами. Наш военно-морской глаз резала цветовая гамма: китайские подводные лодки были не черные, как у нас. Они были покрашены шаровой краской, как и надводные корабли, но тоже были в безупречном состоянии.

Как раз за лодками виднелся пустой пирс, возле которого продувал трубы военный оркестр (чуть побольше, чем мы каждый год видим на Красной площади), и почетный караул, выстроившийся для встречи почетных гостей из России. Первый официальный визит российских военных кораблей в Китай начался.

Это было безумное, сумасшедшее, но страшно интересное время. Мы не знали и не понимали, кто наши потенциальные друзья, а кто враги. За год до этого визита, на Балтике, нам больше всех пакостили вчерашние братья – поляки. Они норовили подрезать, встать по курсу, постоянно показывали со своих торговых кораблей голые задницы, а однажды даже подняли на флагштоке огромный советский флаг с серпом и молотом, но… вырезанный в форме полового члена. Позже, на переходе, мы занимались проводкой кораблей по опасному Аденскому заливу, причем делали это в составе эскадры НАТО, и сами поднимали флаг Североатлантического союза, целую пачку которых нам доставили вертолетом с немецкого эсминца. И в составе этой эскадры запросто менялись с теми же немцами, французами и итальянцами на денек-другой офицерами и матросами. Так сказать, для расширения кругозора.

И вот теперь загадочный Китай, некогда братский, но с легкой руки Никиты Хрущева отгородившийся от нас словно бы Великой китайской стеной.

Китайцы принимали хлебосольно. Начальство - до старпомов включительно, - сразу же увезли на неделю в Пекин, а мы оказались предоставленными сами себе. Принимали гостей, сами ходили в гости, изучали город и окрестности.

Изучать особенно было нечего. Даже нас, привыкших к спартанским условиям, общагам и малосемейкам, ужасали окружающие пейзажи. В Циндао тех времен была лишь одна приличная улица, упирающаяся прямо в море. Она была с односторонним движением от моря в центр и вполне себе европейской – с торговыми центрами, роскошными ресторанами и бутиками. И китайские товарищи рекомендовали нам гулять только по ней. Действительно, в других местах делать было решительно нечего. Даже на центральной улице стоило свернуть за угол, и метров через десять на тебя запросто сверху могли вылить помои. Там бродили куры, никого не боялись крысы размером с кошку и бегали босоногие узкоглазые дети.

Офицеры в отсутствие начальства на целый день уходили с корабля, брали велорикш и катались по городу, чувствуя себя Крезами, поскольку перед выходом получили валюту за боевую службу. И надо понимать, как тогда жил Китай. За два доллара рикша весь день тебя катал, затем привозил на корабль, и долго кланялся трапу, по которому ты ушел, А с первыми лучами солнца ждал у того же трапа, как верный пес.

Накануне возвращения руководства из столицы хлебосольные китайские товарищи устроили нам «отвальную». В роскошнейшем ресторане на центральной улице, где рекой лилась местная 30-градусная рисовая водка, и где после пятого тоста переводчики перестали переводить, но в состоянии всеобщего братства это было уже не нужно.

В итоге три капитан-лейтенанта в состоянии полного душевного ликования выбрались на улицу, наняли трех велорикш, посадили их на мягкие подушки сзади, а сами сели за руль, и по центральной улице Циндао с односторонним движением, против движения, устроили гонки.

Весь процесс подготовки к гонкам наблюдала местная полиция, в солидном количестве собранная возле ресторана охранять покой дорогих гостей. Полисмены не вмешивались, но когда поняли, что хотят русские офицеры, один полицейский «Форд», включив мигалку, поехал метрах в ста впереди, останавливая и разгоняя по обочинам встречный поток. Второй тихонько ехал сзади, контролируя обстановку. В таком полицейском кортеже и состоялась гонка трех «капитанов минус лейтенантов» по центральной улице Циндао.

В конце улицы офицеры должны были вместе с велосипедами улететь в море. Но полицейские из первой машины очень бережно, практически нежно их остановили. После чего офицеров посадили в «Форд» и повезли на корабль.

Обстановка в «Форде», где один сидел рядом с водителем, а двое сзади, была, конечно же, праздничной. Уже затянули «Шумел камыш», когда старый дедушка-сержант, сидевший за рулем, неожиданно усмехнулся и почти без акцента произнес: «Русские вернулись».

Водитель полицейской машины был весьма пожилым, и это было видно сразу. Но пьяным офицерам надо было понять, откуда дед знает русский язык. Ведь всю предыдущую неделю мы общались с местными только через переводчиков.

Дальше мы слушали, затаив дыхание, а дед рассказывал, словно давно не мог выговориться. О том, что в Китае все, кому за 60, русский язык, как минимум, понимают. Возможно, не говорят из-за отсутствия практики, но точно понимают. О том, что во времена его детства и отрочества русский язык преподавали всем с первого класса школы – причем не как первый иностранный, а как второй родной. О том, как во времена его молодости русские построили в Циндао градообразующее предприятие – огромный завод по производству рисовой водки, когда-то единственный на весь Китай. И завод этот работает до сих пор, и именно его продукцией в экспортном варианте офицеры только что залились до бровей. И что для русских инженеров прямо на территории завода тогда построили жилой дом, а первый главный инженер сделал так, что в каждой квартире, на кухне, было три крана: из двух первых текла горячая и холодная вода, а из третьего – продукция завода. И по этой причине вплоть до разрыва отношений с Советским Союзом инженерный состав завода работал вахтовым методом. Потому что через три-четыре месяца всех инженеров приходилось вповалку грузить в самолет, а на их места прилетали другие.

Дед рассказывал до самого корабля, а мы не проронили ни слова. Он рассказывал нам про другой мир, в котором Советский Союз с Китаем были практически одной страной. С одинаковой идеологией, с одинаково построенными вертикалями власти, с одинаковым взглядом на окружающий мир, с одинаковым мировоззрением простых людей.

А потом мы подъехали к трапу, дед помог каждому выйти (самим было тяжело), каждого отряхнул, каждому дал его фуражку и пожал руку. И я вдруг понял, как правильно выразить то состояние, которую чувствовал всю неделю пребывания в Китае, но тщетно пытался сформулировать. Это было состояние старшего брата, после долгих лет отсутствия вернувшегося в отчий дом. Уже нет в живых родителей, уже сам дом перестроен и в нем хозяйничают дети, а то и внуки младшего брата. Но они вместе с братом встречают тебя, непутевого, растерявшего всё, с почтением, и в отчем доме тебе всегда будет место.

Они ждали нас сорок лет. Они помнят все, что мы для них сделали. Эпоха «Сталин и Мао – дружба навек» давно прошла, но почему бы не начаться новой? «Путин и Си» - вот, что нам нужно, когда с Запада нам не дают поднять головы. И они этого хотят.

Максим Лебедев, ar.mirtesen.ru, Абсолютный рейтинг

7047631
25.05.2018Тур 5-й (из 6-и)4 номинанта. 1 выбывает. В субботу остается 3
24.05.2018Тур 4-й (из 6-и)5 номинантов. 1 выбывает. В пятницу остается 4
23.05.2018Тур 3-й (из 6-и)6 номинантов. 1 выбывает. В четверг остается 5
22.05.2018Тур 2-й (из 6-и)8 номинантов. 2 выбывают. В среду остается 6
21.05.2018Тур 1-й (из 6-и)10 номинантов. 2 выбывают. Во вторник остается 8

«АР» - РАНЬШЕ

15 мая президент РФ Владимир Путин за рулем «КАМАЗа» открыл проезд по Крымскому мосту, а на минувшей неделе комиссия ФИФА приступила к работе в «Лужниках» - главном стадионе чемпионата мира по футболу-2018.
А какую "стройку века" Владимира Путина ВЫ считаете самой успешной и полезной для России?
Проголосовало в финале: 77 С понедельника: 3643
Гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал»
Крымский мост
Лучше бы мой дом сначала отремонтировали
Место 4
Космодром «Восточный»
Место 5
Олимпиада-2014 в Сочи
Место 6
Ренновация жилья
Место 7
Газопровод «Сила Сибири»
Место 8
Восстановление Грозного
Место 9
Расширение Мосметро
Место 10
Чемпионат мира по футболу-2018