15 мая президент РФ Владимир Путин за рулем «КАМАЗа» открыл проезд по Крымскому мосту, а на минувшей неделе комиссия ФИФА приступила к работе в «Лужниках» - главном стадионе чемпионата мира по футболу-2018.
А какую "стройку века" Владимира Путина ВЫ считаете самой успешной и полезной для России?
Проголосовало в 3-м туре: 315 С понедельника: 3615
Гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал»
Крымский мост
Космодром «Восточный»
Олимпиада-2014 в Сочи
Ренновация жилья
Лучше бы мой дом сначала отремонтировали
Место 7
Газопровод «Сила Сибири»
Место 8
Восстановление Грозного
Место 9
Расширение Мосметро
Место 10
Чемпионат мира по футболу-2018
Конкретное мнение

Никто не посчитал! Такие стадионы, построенные к ЧМ-2018, в будущем только раздуют бюджеты футбольных клубов

Тот самый стадион в Санкт-Петебурге, на который постоянно не хватало денег

Спор экономистов, министров и пессимистов будет вечным – нужен ли нам этот чемпионат мира по футболу и когда мы отобьем вложенные 683 миллиарда рублей. Потому что не то что потрогать руками эти потенциальные доходы, а даже их посчитать или предположить – просто нереально! Каждый прогнозирует, кто во что горазд, - с диаметрально противоположными точками зрения. Вот и глава Оргкомитета ЧМ-2018 Алексей Сорокин высказался в том духе что «оценить долгосрочный экономический эффект затруднительно, главное – имиджевые последствия».

Поэтому выскажу свой субъективный взгляд – человека, который долгое время был причастен к большому спорту и на глазах которого строился олимпийский Сочи. В который было вложено чуть ли не в три раза больше денег, чем сейчас на чемпионат мира – 1,5 триллиона рублей.

До 2014-го года бывал в Адлере и Красной Поляне – где собственно и проходили олимпийские соревнования – десятки раз. И каждый раз поражалася куда грохается столько денег! Автомобильная и железная дорога в ущелье между Адлером и Красной Поляной – это вообще отдельная песня. Ценой, кстати, в 240 миллиардов рублей. Казалось, сделать эту дорогу невозможно. Пылища, река, сотни КАМАЗов и фур, тормозящих проезд по основному старому маршруту, проходящему чуть выше на сотню метров.

Бетонный серпантин по лесной чаще на «Розе хутор» на горнолыжные трассы с олимпийской деревней представлялся бездонной денежной бочкой, зарытой на каждом квадратном километре. И все для того - чтобы удивить на две недели горстку чиновников МОК и кого-то из дружественных журналистов. Потому что зрители по ТВ смотрят на другое – на соревнования, им не интересно, какими потом, кровью и деньгами это было достигнуто организаторами.

Или вот, например, еще комплекс по прыжкам с трамплина. Построен в сложнейшем горном месте. С ним было столько мучений - в силу рельефных трудностей и особенностей почвы. Ну, кому он будет нужен после Олимпиады?

Вот такие мысли были тогда, глядя на все это грязе-селевое безобразие. И что мы теперь имеем?! Красная Поляна и Сочи забиты туристами до отказа! В бесчисленное количество отелей - как тогда казалось, - места надо бронировать глубоко заранее. Если кто-то скажет, что там дорого, и в Турции с Египтом все равно лучше по соотношению цены/качество, то на это отвечу так. Отели ставят цены ровно настолько, насколько они востребованы. Будет ездить меньше отдыхающих, выбирая другие страны, будет меньше и ценник. А пока народ своими поездками голосует за Сочи и за его уровень цен.

Поэтому - благодаря этой Олимпиаде – мы создали в нашей стране реально крутой курорт! На сотню лет - точно. И вся транспортная и гостиничная инфраструктура – это реально созданный ВВП. Ну, может только, кроме этого самого трамплина, не занимающего и 1 процента потраченного бюджета.

Объекты в Сочи – это не какая-то национальность гордость, о чем мы так любим говорить, шаря порой по пустым карманам. Это конкретная жизнь для нас, наших детей и внуков.

Вы скажете – там половина своровано! И именно это раздражает! Да, наверное, своровано! Как и везде и во всем, в нашей стране. А вам было бы легче, чтобы было просто своровано и вообще ничего не сделано? Такое ведь можно устроить, и довольно легко. Поднять, например, курс рубля к доллару до 100, сказать – всем затянуть «санкционные» пояса, - и в это время продавать подорожавшую к тому времени нефть по 100 долларов за баррель. Не будет при этом ни Сочи, ни чемпионата мира, ни московского метро, ни Крымского моста, ни БАМА-2 – всего того, что останется с нами навсегда.

Сейчас же проектов у Путина, по моим подсчетам, превышающих цифру в 100 миллиардов рублей, более сотни. И все это – вклад в инфраструктуру.

Раньше мне тоже казалось, что наш президент сконцентрировался исключительно на нефте-газовом секторе, но увидев какие и сколько глобальных проектов по всей стране сейчас развивается - абсолютно в разных сферах, - если честно, был слегка ошарашен. Мне даже кажется, что именно сейчас страна близка к тому промышленно-инфраструкторному буму, который был во времена Сталина. Только тот тогда делал это на костях зэков, а Путин – на нефте-газовых ресурсах, которые он же в принципе и создает. Чтобы в дальнейшем от них еще больше отдача была.

Красная Поляна

Поэтому, когда мы говорим о чемпионате мира по футболу, надо понимать, что речь идет не о спорных 683 миллиардах рублей, а о – 381-м. Столько денег потрачено на специфическую спортивную инфраструктуру и операционные расходы на проведение соревнования. Остальные 302 миллиарда – это дороги, гостиницы, аэропорты, траснпорт и всякие другие общественные объекты, которые, как в Сочи, останутся с нами навсегда и будут применяемы россиянами каждый день и каждую минуту.

А вот куда деть эти футбольные стадионы – это вопрос. Ведь мы не Бразилия и не Англия, где футбольные матчи собирают по семьдесят тысяч зрителей, и футбол действительно может приносить доход.

Более того, боюсь, что эти самые большие стадионы могут сослужить нам только плохую службу.

Поясню, о чем речь, на примере бюджета нынешнего футбольного чемпиона – московского «Локомотива». Его президент Илья Герус полгода назад предоставил РБК открытые данные о том, из чего состоит доходная часть его клуба на сезон-2017/18. Всего – 6,98 миллиардов рублей. Из них – 5,4 – спонсорский контракт с РЖД, 0,10 - спонсорские контракты, не связанные с РЖД, 0,49 – выручка от участия в Лиге Европы, 0,14 – выплата от РФПЛ (в основном от продажи телеправ), 0,20 – выплаты за контракты с воспитанниками клуба, 0,15 - продажи билетов на матчи, 0,10 - продажа атрибутики, 0,40 - сдача в аренду коммерческих площадей, в том числе ВИП-лож.

Только три последних пункта имеют отношение к самому качеству и вместительности стадиона. В сумме это - 9% от общих доходов, и то, думаю, что это сильно завышенные цифры. В целом, понятно, эффект несерьезный.

И что же произойдет в реалиях российской действительности при расширении посадочных мест на стадионе и улучшении его комфорта.

А произойдет вот что. Приходить на матч начнет, например, не 15 тысяч зрителей, а 20. Стадионный доход подрастет. Но это даст повод тому же Герусу и абсолютно каждому такому же руководителю футбольного клуба прийти к своему главному спонсору – РЖД, «Лукойлу» или тому же «Газпрому» - и сказать – «Посмотрите сколько людей на трибуны стало ходить. Мы не должны их разочаровать и обязаны теперь бороться за более высокое место. Поэтому в трансферное окно должны купить еще двух опытных бразильцев и одного голландца на место нападающего (да хрен с тем, что голландцы обвиняют нас в сбитом Боинге» над Донбассом, нападающий он - хороший!)».

И ради минимальной операционной выгоды на стадионах бюджеты клубов начнут раздуваться. Потому что главные расходы – это трансферы и зарплаты. А это деньги не только крупных компаний, но и во многих местах – региональные. Да и компании, если честно, - тот же «Газпром», - могли бы их потратить на куда более неотложные для нынешней России дела.

Не уверен, что число россиян, регулярно посещающих стадионы (не путать с достаточно большим количеством, смотрящих матчи по телевидению) такое, чтобы ради них грохать те самые 302 миллиарда. Впрочем, это только в том случае, если их нельзя «отбить». Давайте же посчитаем и послушаем доводы экспертов, некоторые из которых считают, что они не только «отбиваются», но и «перебиваются».

Оценочная компания Swiss Appraisal еще этой зимой рассчитывала, что матчи чемпионата мира в России посетят более 3 млн. человек, из которых 1,5 млн. — иностранцы (для сравнения: в Бразилию-2014 приезжали около 1 млн. болельщиков, в ЮАР-2010 — всего 310 тыс.). «Контекст санкций» может существенно снизить посещаемость турнира зарубежными болельщиками, но у России зато есть преимущество перед Бразилией и ЮАР в виде ее расположения. Поэтому если допустить, что в Россию все-таки приедут эти 1,5 млн. человек и каждый из них потратит по €1 тыс., это будет означать приток € 1.5 млрд. или 106 миллиардов рублей.

Однако уже в мае Оргкомитет ЧМ-2018 заявил совсем другие цифры. Россия планирует принять уже «до 570 тысяч» иностранных туристов, основываясь на данных по бронированию в феврале. А это уже – максимум 40 миллиардов рублей.

Идем дальше. Опять же по прогнозу Swiss Appraisal, совокупная выручка от продажи билетов на чемпионат мира на 64 матча чемпионата составит $782 млн. — большая часть этих денег по аналогии с предыдущими чемпионатами, скорее всего, останется в России. Например, организаторы чемпионата мира в Бразилии получили от FIFA $453 млн. из $523 млн., вырученных от продажи билетов. При этом средняя стоимость билетов в России, не считая льготные категории, будет выше, чем в Бразилии и ЮАР, — от $140 на самые дешевые места на играх группового этапа до $1890 на топ-игры. В Бразилии минимальная стоимость билетов на игры чемпионата составляла $90, в ЮАР — $20.

Получается, билеты - это еще 40 миллиардов рублей. Итого – 80. Оставшиеся 220 (300 «минус» 80) надо искать во внутренних резервах, потому что самые большие куски пирога – спонсорские деньги и доход за продажу ТВ-прав – ФИФА забирает себе. А это, между прочим, ни много – ни мало, - около $ 5 млрд., или около 300 миллиардов рублей. Именно поэтому, кстати, ФИФА никогда не остается в накладе.

Так вот о внутренних резервах…

В преддверии и во время турнира, безусловно, оживится спрос со стороны российских потребителей. Это показывает опыт проведения предыдущих чемпионатов мира. Потенциально значимый, хотя и очень сложно оцениваемый эффект — «воодушевление населения городов, связанное с ощущением причастности к глобально значимым событиям», отмечает эксперт группы исследований и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов. Экономисты Свантье Альмерс и Вольфганг Манниг из Университета Гамбурга в исследовании 2009 года определили этот эффект как «благо для населения принимающей страны, включая тех, кто не ходит на стадионы». Особая атмосфера во время Кубка мира делает граждан счастливее и внушает им чувство гордости, увеличивая их готовность тратить деньги.

Сборная России по футболу проведет на домашнем турнире минимум три игры, и их результаты тоже могут непосредственно повлиять на розничные продажи. Во время предыдущего чемпионата мира американская компания MyThings, специализирующаяся на разработке программных решений для таргетирования рекламы, совместно с Forbes провела анализ поведения покупателей онлайн-магазинов в странах, чьи команды были представлены на первенстве мира. Исследование выявило закономерности — на следующий день после раунда матчей в стране, чья сборная одержала победу, фиксировался резкий всплеск онлайн-покупок. И наоборот, жители стран, чья команда уступила, снижали покупательскую активность по сравнению с обычными днями.

Так, в Германии средний рост онлайн-покупок после побед команды, в итоге завоевавшей Кубок мира, составил 75%. Наибольшее потребительское разочарование продемонстрировали мексиканцы, где продажи рухнули на 51% после обидного поражения в 1/8 финала от Нидерландов.

В общем, по части возвращения потраченных средств – получается, многое будет зависеть еще и от самой сборной России. И здесь, с моей точки зрения, резервов для возвращения этих средств, у нас немного.

Тем более что по другим экспертным оценкам, деньги, потраченные в этот период на внутренним рынке – это как с сообщающимися сосудами. В другой сфере их будет потрачено гораздо меньше. А все финансовые затраты нивелируются после чемпионата – когда потребление упадет ровно настолько, насколько возросло во время чемпионата. 

И здесь переходим к главному и самому глобальному экспертному расчету - правительственному исследованию, подготовленному к недавней презентации Оргкомитета ЧМ-2018, означавшей, по сути, конец подготовительной работе и переходу к «эксплуатационной» стадии.

Суммарный эффект, по мнению его авторов, который окажет на ВВП России за период 2013–2018 г., составит 867 млрд. руб., что эквивалентно примерно 1% годового ВВП.

Речь здесь идет даже не о глобальном, а о единовременном эффекте. Только одни мероприятия по подготовке и проведению чемпионата позволили создать до 220 тысяч новых рабочих мест, преимущественно в строительной и туристической отраслях - благодаря чему, утверждают авторы, трудовые доходы населения за эти пять лет увеличились на 414 млрд. Это - если даже не говорить об инвестициях.

В ценах 2018 года в пересчете на доллары ​суммарное влияние ЧМ-2018 на российский ВВП составит около $15 млрд., «что превосходит эффект от аналогичных чемпионатов в Бразилии (2014), ЮАР (2010), Германии (2006) и Южной Корее (2002) и лишь незначительно уступает показателю Японии (2002, турнир проводился в двух странах)». Например, для Бразилии такой эффект оценивается в $14 млрд. (0,6% ВВП), Германии — в $12 млрд. (0,3% ВВП), Южной Африки — $7 млрд. (2% ВВП).

Такими большим цифрами и авторством исследования (правительственное!!!) можно конечно задурить голову кому угодно. Вот только мне этим авторам хочется задать один лишь вопрос. А что. если бы эти 220 тысяч новых рабочих мест и 414 миллиардов дохода пошли бы не на строительство стадионов, а на строительство вечно дефицитных детских садов и больниц, газификацию малых поселков, созданием дополнительных рабочих мест в тех же поликлиниках… Может быть, здесь эффект был бы не только разовый…

Потому что сделать из 12 построенных стадионов такой же курорт «для всех», как в Сочи, – невозможно. 200 миллиардов мы с вами пока так и не нашли. Но больше всего вызывает вопросы то, что в будущем, как говорилось выше, построенные стадионы-красавцы начнут тянуть все большие и большие бюджеты – для того чтобы составы команд по именам соответствовали визуальной картинке стадионов. И вот тогда ЧМ-2018 будет не приносить, а продолжит «сосать» наши деньги.

А мы с вами продолжим обсуждать, что такие расходы на футболистов нам давно уже не нужны.

Дмитрий Дюбо, ar.mirtesen.ru, Абсолютный Рейтинг

301510644
29.05.2018Тур 2-й (из 6-и)8 номинантов. 2 выбывают. В среду остается 6
28.05.2018Тур 1-й (из 6-и)10 номинантов. 2 выбывают. Во вторник остается 8

«АР» - РАНЬШЕ

15 мая президент РФ Владимир Путин за рулем «КАМАЗа» открыл проезд по Крымскому мосту, а на минувшей неделе комиссия ФИФА приступила к работе в «Лужниках» - главном стадионе чемпионата мира по футболу-2018.
А какую "стройку века" Владимира Путина ВЫ считаете самой успешной и полезной для России?
Проголосовало в 3-м туре: 315 С понедельника: 3615
Гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал»
Крымский мост
Космодром «Восточный»
Олимпиада-2014 в Сочи
Ренновация жилья
Лучше бы мой дом сначала отремонтировали
Место 7
Газопровод «Сила Сибири»
Место 8
Восстановление Грозного
Место 9
Расширение Мосметро
Место 10
Чемпионат мира по футболу-2018